Огромное спасибо и низкий поклон всем сотрудникам Православной мастерской
«Воздвижение»!

Летом заказали крест.  Результатом остались очень довольны. Крест был выполнен
точно в срок. Отдельные слова благодарности молодому человеку, который
устанавливал крест (извините, что не указала имени). Мастер прибыл на место
точно в указанное время, четко и быстро установил крест, помог убрать лишнее и
установить табличку. Дай Бог, вам здоровья и спасибо за ваш труд.

Тихонова Лидия Михайловна


Крест, купленный и установленный в июле 2014 года. Слава Богу, крест сохраняет свой первоначальный вид. Низкий поклон и благодарность Андрею, Татьяне Ивановне и всем тем, кто работал над созданием этого креста. Храни Вас Господь!

Крест

Лариса Лебешева

+7 (929) 659-51-93
+7 (916) 416-51-93
kadom-krest@mail.ru


Храм Екатерины Великомученицы

Москва, Б.Ордынка, д.60/2
м.Добрынинская,
м.Третьяковская

Сени намогильные


Заказать звонок



  • КРЕСТ НАМОГИЛЬНЫЙ, ДРЕВНЕРУССКИЙ
  • КРЕСТ НАМОГИЛЬНЫЙ «ВИНОГРАДНАЯ ЛОЗА»
  • КРЕСТ НАМОГИЛЬНЫЙ №6
  • КРЕСТ НАМОГИЛЬНЫЙ №16
  • КРЕСТ НАМОГИЛЬНЫЙ С РИЗОЙ №17


Нужны ли Москве православные кладбища?

Некоторое время назад представители православной общественности Москвы выступили с инициативой создания в Москве специализированного православного кладбища. Застрельщиком данного начинания явился видный общественный деятель, руководитель православной ремесленной мастерской «Воздвиженье» Владимир Демиденко. У иудеев есть свое кладбище в православной Малаховке. У мусульман также имеются, и свои участки на кладбищах Москвы и Подмосковья. Про Татарстан и Башкортостан даже говорить не приходится - там мусульманских сотни.

Вообще самое первое в России православное кладбище было открыто в г. Иркутске. Есть такие и в других городах. Их очень мало, но они есть.

Но вообще пока что с этим проблемы. Многие православные, глубоко верующие люди понимают, как важно соблюдение правил, устанавливаемых заповедями веры в наиболее важные моменты человеческой жизни. Никто не станет оспаривать, что кончина является одним из таких моментов. Поэтому  возможность похоронить родного человека соответственно требованиям Православия важна для  любой духовно ориентированной семьи.

Люди приходят к своим усопшим, молятся, служат на могилке литию за упокой усопшего родственника. И как важно, чтобы рядом были люди аналогичных взглядов. Нет ничего плохого в том, чтобы и жить рядом с близкими тебе по духу людьми, и лежать в месте последнего упокоения рядом с себе подобными. Собственно, об этом же говорили и писали многие светочи православия - к примеру, святитель Николай Сербский, некоторые Оптинские старцы.

Солидарен с этой точкой зрения и видный московский пастырь, автор книги «Священное Ваганьково» Сергий Матюшин.

 

Конечно, РПЦ поддерживает это начинание. Вероисповедальное кладбище или вероисповедальные участки на них необходимы. При освящении кладбища проводится специальный молебен, место сие освящается. И затем захоронение в этой освященной земле будет производиться с соблюдением всех обрядов РПЦ. Здесь будут совершаться литии, панихиды, будет свой приход при храме.

 

В конце октября в Москве собирался представительный форум погребального бизнес-сообщества, посвященный обсуждению нового законопроекта «О похоронном деле в Росийской Федерации». На самом мероприятии мне удалось поговорить и с членами СПОК («Союза похоронных организаций и крематориев») о православных кладбищах. В товарищах, однако, согласие не наблюдается. Скажем, Елена Андреева, исполнительный директор СПОК, против создания таких специальных кладбищ.

 

Я считаю, что мы живем в обществе, где у нас нет разделения. И просто в рамках обычных кладбищ должны выделяться участки, на которых представителям разных конфессий должна даваться возможность по их требованиям совершать обряды. Если мы выделим специальные территории, то мы получим бесконтрольные захоронения, поскольку на религиозные общины влиять сложно. Возможны разные конфликтные ситуации, поэтому я против.

 

А вот Александр Пустовой, член президиума СПОК, живущий в Новосибирске, городе, сегодня лидирующем в похоронном деле, однозначно «за».

 

В Новосибирске имеется 7 общественных кладбищ. На некоторых из них есть «вероисповедные» участки. Я думаю, что если будет специализированное православное кладбище - то это нормально. К сожалению, РПЦ как-то пока в стороне от этой темы. Да, батюшки участвуют в отпевании, в каких-то религиозных обрядах, связанных с захоронением. Но, я думаю, что церковь могла бы взять на себя весь комплекс ритуальных услуг. И если бы возникли организации, учрежденные именно церковью, то многие верующие граждане пользовались бы услугами именно этих организаций. Возможно, что и уровень похоронного дела возрос бы.

 

Что ж, мнение не бесспорное, однако имеющее право на существование. Конечно, смерть человека и похоронное дело это и экономика, но это же и нравственность, и религия.

Маргарита Осипова, начальник отдела ТБО и услуг в сфере похоронного дела Минстроя России, основной разработчик нового законопроекта «О похоронном деле в Российской Федерации», к «вероисповедным» кладбищам также настроена вполне лояльно.

 

Люди из РПЦ на нас выходили. И в  нашем законопроекте это нашло отражение. Есть пункт о вероисповедальных кладбищах, в соответствии с которым вероисповедальные кладбища могут создаваться по инициативе религиозных организаций, а правила содержания этих мест определяются органами субъекта с обязательным учетом мнения религиозных организаций.

 

К сожалению, из текста законопроекта выпало положение о частных кладбищах. Что несколько странно - ведь православные вполне могли бы создаваться именно как частные со всеми вытекающими последствиями.

Глава Профсоюза работников ритуальных служб Москвы Антон Авдеев имеют свою особую точку зрения по этому поводу.

 

Они нужны. Ибо кладбище существует только тогда, когда большая группа людей в рамках страны или в рамках общины, где-то трудясь, еще и будет помогать поддерживать порядок. Кладбище ничего не производит, похоронка прибавленную стоимость не создает. Община сама будет следить, и нужно, чтобы люди вместе что-то делали. А если у людей еще и идеологическая платформа одинаковая, то это еще лучше.

 


Профсоюзный лидер уверен, что люди, верящие в Воскрешение, точно не дадут сносить могилы. А 37-я «прорывная» статья законопроекта «О похоронном деле в Российской Федерации», написанная под большим влиянием западной парадигмы, как раз и призывает утилизировать т.н. «бесхозные» захоронения, и продавать освободившиеся места всем желающим. А их вообще приличное количество - от 20 до 30% всех имеющихся захоронений. Есть за что побороться. В Москве да еще на престижных кладбищах их реализация дело весьма выгодное.

 

Существуют и другие сообщества граждан. Свое кладбище может создать, например, сообщество актеров. Что мешает СТД или Союзу кинематографистов создать свое и существовать за счет пожертвований?

 

Что ж - органное многоголосье мнений это неплохо.

Сегодня на многих московских и подмосковных кладбищах зачастую только бригадир могильщиков - русский. Но даже человек неверующий и далекий от проблем русской православной обрядности, понимает, что не очень нормально, когда в обряде захоронения православных участвуют гастарбайтеры-мусульмане из бывших республик СНГ.  Это и для них плохо, поскольку по обычаям своей религии они не должны участвовать в обрядах другой.

Известно также, что вода камень точит. Так что, смеем надеяться, православное кладбище в нашей древней златоглавой столице, наконец, возникнет. И тогда разрешатся многие проблемы и устранятся имеющиеся разделения. Заказать деревянный крест на кладбище в Москве можно в мастерской "Воздвижение".

 

Евгений Данилов, православный журналист, член Инициативной группы по созданию в Москве православного кладбища.

 

 

 

Икона покровителя могильщиков свт. преподобного Марка